Главная » ЭКОНОМИКА » «Сбер» спрогнозировал снижение доллара до ₽68 на фоне инвестиций из ФНБ

«Сбер» спрогнозировал снижение доллара до ₽68 на фоне инвестиций из ФНБ

Порог ликвидной части ФНБ в 10% ВВП, достижение которого необходимо для начала инвестирования в инфраструктуру, будет превышен уже в 2023 году, прогнозирует SberCIB. По его оценке, средства могут направить в ESG-проекты

Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Объем ликвидной части Фонда национального благосостояния (ФНБ) может превысить порог в 10% ВВП в 2023 году, ожидают аналитики SberCIB (с их обзором ознакомился РБК). Эта граница важна, потому что свободные средства ФНБ в размере свыше 10% ВВП можно будет инвестировать. По оценкам SberCIB, к началу следующего года ликвидная часть ФНБ превысит эту планку не менее чем на $19 млрд. Это означает, что «в 2024 году для инвестирования в российские проекты из средств ФНБ будут доступны уже десятки миллиардов долларов», пишет инвестбанк.

По данным Минфина, на 1 февраля 2022 года объем ликвидных активов ФНБ составлял 6,6% ВВП, прогнозируемого на 2022 год, — 8,77 трлн руб., или $112,7 млрд. Осенью 2021 года власти приняли закон о повышении планки, по достижении которой можно инвестировать средства ФНБ, с 7 до 10% ВВП. Министр финансов Антон Силуанов объяснял необходимость этого закона долгосрочными рисками энергоперехода, которые будут оказывать давление на бюджет и резервы.

ФНБ и курс рубля

Будущие инвестиции из ФНБ, по определению, поддержат рубль. Поскольку активы ФНБ номинированы в иностранных валютах, для инвестиций в инфраструктуру Минфину понадобится обменять их на рубли, с соответствующими операциями ЦБ по продаже валюты на внутреннем рынке, указывают в SberCIB. «Согласно нашему оптимистичному сценарию, премия за геополитические риски в курсе рубля значительно сократится. В этом случае рубль сможет укрепиться до 68 за доллар», — пишут аналитики.

Оптимизм по поводу нефти

По бюджетному правилу ФНБ пополняется иностранной валютой, которую Минфин покупает на нефтегазовые сверхдоходы, то есть доходы от таможенных и налоговых платежей с экспорта и добычи углеводородов из расчета стоимости нефти выше базовой. На 2022 год это $44,2 за баррель Urals, в 2023-м будет $45, в 2024-м — $45,9. В 2021 году базовая цена составляла $43,3 за баррель, тогда как фактическая среднегодовая стоимость Urals достигла $69. Соответственно, Минфин за год купил валюты и золота в эквиваленте более 3,1 трлн руб. Правда, купленная валюта переводится в ФНБ не сразу, а с лагом, который может достигать примерно полугода.

По прогнозу SberCIB, в 2022 году среднегодовая цена барреля российской нефти составит $71, а в 2023–2025 годах не опустится ниже $60. При таком раскладе ликвидные средства ФНБ превысят планку в 10% ВВП на $55 млрд (4 трлн руб.) в 2024 году и на $93 млрд (6,8 трлн руб.) в 2025-м.

В SberCIB признают, что их прогноз по стоимости нефти более оптимистичен, чем ожидания Минфина. Ведомство в 2022 году ожидает средней стоимости Urals в $62,2 за баррель и ее снижения примерно до $55 к 2024 году. «Хотя снижение цены на нефть выглядит весьма вероятным в среднесрочной перспективе с учетом «зеленого энергетического перехода», в более краткосрочной перспективе снижение спроса на нефть будет менее выражено, и велики шансы того, что в следующие три года цена будет все же выше $60 за баррель», — рассуждают аналитики SberCIB Investment Research.

К ожиданиям SberCIB близок прогноз Центробанка. По итогам последнего заседания по ключевой ставке 11 февраля регулятор повысил прогноз по средней цене Urals до $70 за баррель в 2022 году (с прежних $65), до $65 вместо $55 в 2023 году и до $60 вместо $50 в 2024-м.

С тем, что объем ФНБ будет расти быстрее ожиданий, соглашается директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики «Альфа-Капитал» Владимир Брагин. «Сейчас рынок слишком осторожно оценивает перспективы роста нефтяных цен. Но цена в $60, особенно с поправкой на долларовую инфляцию, — это очень консервативный прогноз, не учитывающий дефицит нефти, возникший из-за недостатка инвестиций в разведку и бурение», — пояснил он.

И вправду, трудно представить ситуацию, при которой цена на нефть даже при всей ее волатильности резко и быстро опустится с текущих значений до $60 (недавно Urals побила семилетний рекорд, достигнув отметки $93 за баррель), говорит экономист «Ренессанс Капитала» Софья Донец. «Консенсус-прогноз рынка предполагает среднюю цену на нефть в $80 в 2022 году, и это еще нижняя граница прогноза. При таком уровне ликвидная часть ФНБ превысит порог в 10% даже раньше 2023 года: уже за текущий год фонд накопит сумму, эквивалентную 4,3% ВВП», — отмечает она. По оценке эксперта, рост нефтяной цены на $10, при прочих равных, увеличивает объем накоплений ФНБ за год чуть больше, чем на $20 млрд.

Варианты для инвестиций

В 2021 году правительство одобрило инвестирование из ФНБ на сумму 2,5 трлн руб. в 2022–2024 годах — на них новое «правило 10%» не распространится. Самый крупный проект, претендующий на средства из резервов, — комплекс по переработке и сжижению газа в районе Усть-Луги в Ленинградской области. Как говорил в сентябре Силуанов, на него «Газпрому» планируется выделить 900 млрд руб.

В SberCIB считают, что возможным направлением инвестирования средств из ФНБ станут проекты в рамках ESG-стратегии (Россия декларирует цель достижения углеродной нейтральности к 2060 году). «Мы полагаем, что правительство при планировании инвестиций будет обращать больше внимания на экологические и социальные факторы, при этом на первое место выйдет именно экологический фактор», — рассуждают аналитики.

Потенциальными объектами для поддержки со стороны ФНБ являются безуглеродные технологии или технологии с низким уровнем выбросов парниковых газов, при этом реализация некоторых проектов фактически означает создание новых направлений в экономике, утверждают в SberCIB.

РБК направил запросы в Минфин и Минэкономразвития, курирующее вопросы ESG-повестки.

«Приоритет номер один в расходовании средств ФНБ в следующие годы — модернизация инфраструктуры, номер два — проекты, связанные с энергопереходом», — рассуждает Владимир Брагин.

Использовать средства ФНБ для финансирования проектов, связанных с долгосрочными целями, такими как энергопереход, вполне логично, соглашается Софья Донец. «Правда, в нашей стране ESG-проекты наверняка будут представлены в нефтегазовой отрасли, что отличается от «классического» восприятия ESG в мире, — предположила она. — Однако России такие «незеленые» на первый взгляд задачи, как, например, снижение себестоимости добычи, позволят легче перенести глобальный энергопереход: чем ниже стоимость выработки энергоносителей, тем дольше российские компании останутся на рынке, даже если рынок начнет потенциально сужаться».

Источник

Оставить комментарий