Главная » ЭКОНОМИКА » Дисциплина перестала хромать

Дисциплина перестала хромать

Дисциплина перестала хромать

Фото: Геннадий Черкасов

На протяжении двух десятилетий российская экономика трижды (в 2008, 2014 и 2020 годах) испытывала воздействие кризисов, одним из проявлений которых было падение доходов бюджета. При этом сокращать расходы адекватным образом в такие годы нельзя: однажды принятые расходные обязательства становятся именно обязательствами, от которых одномоментно отказаться практически невозможно. Поэтому при разработке проекта бюджета на очередной финансовый год Минфин, ответственный за данное действие, всегда придерживается консервативного подхода, по крайне мере, не дает возможности распорядителям бюджетных средств необоснованно наращивать расходы.

В ходе же исполнения уже утвержденного бюджета может сложиться не только кризисная, но и, наоборот, благоприятная ситуация, когда доходов оказывается больше запланированного объема. А в конце финансового года, совпадающего в России с календарным, традиционно возникает ажиотаж, связанный с необходимостью «освоения» выделенных из бюджета средств (каждый год в четвертом квартале расходы составляют гораздо больше четверти годового объема). Такого рода факторы приводят к высокой асинхронности исполнения бюджета.

Нередко министерства и ведомства попросту не успевают потратить определенные за ними бюджетные средства, не проведя нужных закупочных процедур, не доведя вовремя средства до подведомственных учреждений. При этом тратить бюджетные средства на что-то не утвержденное в законе о бюджете и отраженное в росписи бюджета никак нельзя. В государственном секторе экономики финансировать можно только то, что разрешено.

В результате объемы неизрасходованных средств федерального бюджета по итогам 2017 года составили около 600 млрд. рублей, или 3,5 процента от утвержденных расходов, по итогам 2018-го – почти 780 млрд. рублей (4,4 процента). А по итогам 2019 и 2020 годов бюджетные «нерасходы» составили астрономическую сумму в триллион рублей (соответственно, 1121 млрд. рублей или 5,8 процента и 1021 млрд. рублей или 4,3 процента). Эти факты, выявленные Счетной палатой, вызывали справедливую критику правительства в части бюджетной дисциплины.

Полномасштабное внедрение казначейского исполнения бюджета, систематизация социальных выплат, существенные корректировки в бюджетном законодательстве и законодательстве о государственных закупках, а также более эффективный контроль со стороны правительства позволили сломать негативные тренды формирования неисполненных расходных обязательств в огромных объемах.

В 2021 году исполнение федерального бюджета по доходам перекрыло утвержденные значения из-за более быстрого, чем прогнозировалось, восстановления экономики после пандемии. Это позволило принять корректировки и в расходные статьи, увеличив финансирование антикризисных действий по поддержке бизнеса и населения. Достаточно вспомнить июльский президентский указ о единовременной выплате семьям с детьми-школьниками.

В итоге, несмотря на опережающие доходы, но и на дополнительные расходы в два триллиона рублей, правительству под руководством Михаила Мишустина удалось довести объем неисполненных обязательств по итогам 2021 года до 645 млрд рублей.

Понятное дело, что остатки средств не исчезают просто так, а становятся средством финансового обеспечения государственных задач в следующем году (как правило, «дорасходываются» в первом же квартале). Но при этом никто не отменял правило, что одним из принципов бюджетной системы страны является принцип сбалансированности бюджета, означающий, что объем расходов должен соответствовать объему доходов бюджета и источников финансирования его дефицита. Дисциплина, что называется, должна быть.

Как известно, по итогам первого квартала 2022 года доходы бюджета показали значительный рост, и это важно в нынешней ситуации. Но именно грамотная балансировка доходов и расходов поможет кабмину сохранять бюджетную устойчивость на долгосрочную перспективу и в ответ на кратковременные экономические шоки.

Источник

Оставить комментарий